УТОЧНЕНИЕ СОХРАННОСТИ И ГРАНИЦ ОБЪЕКТА 'ОХТИНСКИЙ МЫС'

Пояснительная записка

Целью настоящего исследовательского проекта является содействие Рабочей группе Совета по культурному наследию при Правительстве Санкт-Петербурга по работе с документацией объектов археологического наследия на Охтинском мысу и определению их границ.

Задача проекта – уточнение сохранности и границ объектов археологического наследия на основе источников, хранящихся в КГИОП и не использованных членами Рабочей группы.

Распределение обязанностей в составе авторского коллектива:

– К.М. Плоткин – выявление и анализ источников, концепция, тексты, общее руководство;

– К.С. Евтеев – определение и отбор координат поворотных точек, выявление и прорисовка на планах сохранившихся фрагментов средневековых фортификаций;

– О.В. Королькова – компьютерная графика.

 

Основная проблема:

Эксперт Л.А. Беляев проанализировал степень сохранности археологических объектов, обнаруженных на Охтинском мысу. Все они имеют древесно-почвенный характер и представляют собой фрагментарно сохранившиеся следы в земле. До нас дошли только подземные части фортификаций, располагавшиеся ниже уровня средневековой дневной поверхности. К недвижимым объектам, обладающим признаками объектов культурного наследия, могут быть отнесены участки рвов средневековых крепостей.

Археологические объекты никогда не вскрывались одновременно по всей площади, но отдельными участками и в разное время. Исследователи демонстрировали экспертам и почетным гостям протяженные участки рвов с сохранившейся облицовкой стенок. Разборок изученных объектов эксперты и гости не видели. 

В пункте 8.1.4. Музеефикация ценных археологических памятников Свода реставрационных правил (4-я редакция), рассмотренного и рекомендованного к применению письмом Минкультуры России от 11.01.2012 № 3-01-39/10-КЧ, есть удачная формулировка: «Археологические исследования (раскопки) в большинстве случаев приводят к разрушению памятника как исторически сложившейся целостности в физическом выражении. После раскопок остается идеальный образ памятника».  [приложение 1]. Этот «идеальный образ» с элементами графической реконструкции существует только на сводных планах по итогам раскопок Охтинского мыса. Для принятия решений о государственном учете археологических объектов и определения их границ необходимо установить реальные границы сохранившихся фрагментов.

 

Источники:

1)      Акт по результатам первого этапа государственной историко-культурной экспертизы «Ниеншанц» (Охта 1), Красногвардейская пл., д. 2 от 20.03.2009. КГИОП, п. 381, Н-8811 (2)[приложение2, титульный лист]

Акт  подготовлен группой сотрудников экспедиции СЗНИИ Наследия во главе с П.Е. Сорокиным по итогам раскопок 2006-2008 гг. и утвержден КГИОП 23.03.2009. В штампе – подписи начальника отдела учета Б.Е. Матвеева и заместителя председателя КГИОП А.А. Разумова.

П.Е. Сорокин в 2006-2008 гг. провел исследование неолитических слоев с разборкой литориновых отложений широкой площадью и продолжил его в 2009 г. От средневековых рвов им были оставлены только отдельные участки облицовки стенок на вертикальных «попах» толщиной 1-2 м.

На стр. 32/33 данного Акта указано: «Слои неолитических стоянок были зафиксированы по всей площади исследования на отметках 0,9-2,9 Б.С. Местами они оказались прорезаны крепостными и фундаментными рвами более поздних сооружений. Для полного изучения неолитических слоев на участке исследований потребовалась разборка вышележащих культурных слоев, сооружений и слоя песчаных наносов. Здесь были обнаружены остатки жилищных, столбовых и хозяйственных ям, сильно размытых в результате катастрофического затопления. Сверху они оказались перекрыты слоем наносных песчаных отложений, мощностью около 1 м, свидетельствующем о длительном затоплении этой территории». 

На стр. 49/50 данного Акта помещен «План границ выявленного объекта культурного наследия «Ниеншанц (Охта 1) Шведская крепость 1611-1703 гг.: участки культурного слоя, грунтовый могильник» с обозначением территории завершенных археологических исследований культурного слоя и объектов средневековья и нового времени с 2006 г. по 30.12.2008 г.». [приложение 3]

На основе предложений комиссии экспертов во главе с П.Е. Сорокиным участок в центре Охтинского мыса площадью 9720 кв. м был объявлен территорией законченных археологических исследований с 2006 г. по 30.12.2008 г. и передан приемо-сдаточными актами № 1-4 заказчику для проведения земляных и строительных работ.

2) План «Участки, на которых исследование культурного слоя полностью завершено». 30.10.2010. [приложение 4]

План составлен геодезистом М.А. Бочкаровой на основании приемо-сдаточных актов по отдельным участкам раскопов с координатами поворотных точек и утвержден представителями ЗАО «ОДЦ «Охта» в день завершения полевых археологических исследований экспедиции ИИМК РАН под руководством Н.Ф. Соловьевой 30.10.2010.

План представляет собой сводный план участков 2010 г., на которых литориновые отложения были полностью разрушены поздними конструкциями и котлованами или разобраны в процессе поиска локальных объектов и скоплений артефактов эпохи неолита - раннего металла. Их общая площадь составляет 10345,63 кв. м. 

На плане зафиксированы обширные разборки в ходе изучения неолитических отложений площадок утраченных Старого и Мертвого бастионов,  примыкавших к ним участков куртин.

При совмещении сводных планов средневековых крепостей с планами разборок по итогам раскопок П.Е. Сорокина и Н.Ф. Соловьевой мы получаем реальную картину  фрагментарной сохранности археологических объектов.

Вопрос об их включении (или отказе во включении) в ЕГР относится к компетенции КГИОП и Министерства культуры РФ.

 

Методика и этапы исследования:

– составление сводных планов средневековых фортификаций с учетом локальных разрушений поздними котлованами и фундаментами [приложения 5-9];

– составление сводного плана разборок средневековых фортификаций в процессе изучения слоев эпохи неолита – раннего металла [приложение 10];

– совмещение указанных планов с установлением границ сохранившихся фрагментов фортификаций;

– составление сводной схемы территории с обозначением сохранившихся фрагментов  рвов [приложение 11].

Анализ современной  сохранности. Современная сохранность археологических объектов указана на момент завершения археологических полевых работ (на 30.10.2010).

Неразобранные останцы литориновых отложений (без памятников неолита и раннего металла) [Приложение 5].

Свита культурных  отложений V-III тыс. до н.э. состоит из 13 и более горизонтов в толще литориновых отложений. Эти слои нельзя рассматривать как остатки сменяющих друг друга поселений (стоянок), занимавших весь Охтинский мыс (свыше 50000 кв.м). Проведенные геоморфологические исследования и палинологический анализ позволили установить, что в период существования Литоринового моря на месте Охтинского мыса находился участок морского дна при впадении р. Пра-Тосны. На мелководье, в зарослях камыша располагались промысловые угодья первобытного человека, богатые рыбой и птицей. В естественных промоинах, углубленных в дно, были устроены ловушки для рыбы с применением кольев и матов из длинных лучин. Здесь же устраивались ловушки для птиц неустановленной конструкции. Полное осушение территории Охтинского мыса произошло только в середине – конце I тыс. до н.э.

Тонкие прослойки культурных отложений, содержащие немногочисленные находки каменных орудий и фрагментов керамики, имеют намывное происхождение. Они были смыты рекой с соседних, более высоких участков. Феномен перемещения артефактов и костных остатков в конус выноса реки хорошо известен в геологии, используется археологами и палеонтологами для объяснения полевых наблюдений.

П.Е. Сорокин и Т.М. Гусенцова полагают, что отдельные участки мыса в отдельные периоды регрессий могли находиться выше уровня воды и служить местами стоянок и погребений. Возможно, они правы.

В любом случае, скопления артефактов и объектов практически полностью изучены П.Е. Сорокиным и Н.Ф. Соловьевой в отдельных раскопах общей площадью около 5700 кв. м и 6000 кв. м. Там, где разведочные шурфы и траншеи не обнаружили таких скоплений, раскопы не закладывались. Поэтому на мысу остались неразобранные участки литориновых отложений.

Историко-культурная ценность: материалы эпохи неолита - раннего металла имеют огромное значение для изучения культурной стратиграфии и палеоландшафтов Северо-Западного региона России.

Современное состояние. Неисследованные участки с материалами эпохи неолита – раннего металла могли остаться только под площадкой Карлова бастиона и под неисследованными участками территории достопримечательного места, включенными в предметы охраны. У нас нет никаких оснований не доверять исследователям памятника и подозревать их в методическом нарушении, именуемом «недокоп». Завершенность исследований П.Е. Сорокина признана фактом утверждения его научных отчетов 2006-2009 гг. в ОПИ ИА РАН и Минкультуры РФ. Полное завершение исследований Н.Ф. Соловьевой подтверждено письмом ИИМК РАН рег. № 2-1894 от 15.05.2011 за подписью члена-корр. РАН Е.Н. Носова.

Средневековые рвы [Приложение 6].

Участки рвов длиной около 80 м, шириной 2 и 4 м, глубиной 2-2,5 м обнаружены в средней и юго-восточной частях Охтинского мыса. Датирующие находки отсутствуют. По мнению П.Е. Сорокина они представляют собой остатки фортификационных сооружений новгородского мысового городища XII-XIII вв., первоначального поселения на мысу. По мнению эксперта Л.А. Беляева рвы были выкопаны для осушения площадки мыса непосредственно перед устройством насыпной платформы Ландскроны. Н.Ф. Соловьева, исследовавшая в 2010 г. продолжение внешнего рва, предположительно датировала его XV в.

Современное состояние: Внешний ров полностью разобран. Ров в средней части мыса сохранился на протяжении 76 м со значительными локальными утратами, нарушением северной стенки. [Приложение11]

Архитектурные части фортификационных сооружений крепости Ландскрона 1300 г. [Приложение 7]

В 1300 г. шведское войско во главе с Тергильсом Кнутсоном соорудило в устье р. Охты крепость Ландскрону. Уже в 1301 г крепость была разрушена войсками великого князя Андрея Александровича: «Град взят бысть, овых избиша и исекоша, а иных извязавше поведоша с города, а град запалиша и розгребоша», – сообщает летопись.

Четырехугольная крепость поперечником свыше 180 м располагалась в средней части Охтинского мыса. В ходе раскопок 2006-2010 гг. обнаружены внутренний и внешний рвы крепости, фрагменты сгоревших деревянных стен. Внутренний ров имеет ширину около 10 м, внешний – около 15 м. Глубина до 3 м. Их стены облицованы блоками из нарезанного дерна. Насыпная платформа в основании крепости включала гати и дерево-земляные конструкции. С внутренней стороны рвов, на западной стороне площадки обнаружена деревянная башня размерами 5,5х5,5 м, высотой 4 м.

Историко-культурная ценность Ландскроны, как памятника европейской военной истории, несомненна. Она представляет собой самый восточный образец европейской системы фортификации XIII-XIV вв.

Современное состояние: рвы крепости демонтированы практически полностью. Сохранились незначительные по протяженности и разрозненные фрагменты внешнего и внутреннего рва со значительными локальными утратами. [Приложение 11]

Позднесредневековый могильник. [Приложение 8]

Новгородская писцовая книга Вотской пятины 1500 г. зафиксировала существование в устье р. Охты трех деревень и сельца, населенных крестьянами и торговыми людьми. В XVI в. развивается поселение Невское устье, где имелись церковь Михаила Архангела, корабельная пристань, государев гостиный двор, таможня и велась международная торговля. Кладбище местных жителей на Охтинском мысу, юго-восточнее укреплений Ниеншанца, за рвом Мертвого бастиона продолжало существовать в XVII-началеXVIII вв. Раскопками 2006-2009 гг. изучено свыше 200 погребений на площади 1200 кв. м. Раскопками 2010 г. изучено около 100 погребений на площади 410 кв. м. Скопления человеческих останков из разрушенных погребений найдены также в заполнении рвов Ландскроны и Ниеншанца.

Историко-культурная ценность. Позднесредневековые захоронения имеют научную ценность, как источник о погребальном обряде и антропологическом облике местного населения XVI- начала XVIII вв. 

Современное состояние. Неисследованная часть могильника, площадью свыше 1000 кв. м., примыкает к территории, ограниченной рвом Ниеншанца, с юго-востока, вдоль берега р. Охта. Она отнесена к предметам охраны достопримечательного места «Охтинский мыс…». [Приложение 11]

Архитектурные части фортификационных сооружений крепости Ниеншанц 1611-1703 гг. [Приложение 9]

Ниеншанц 1611-1656 гг. построен по приказу короля Карла IX Якобом Делагарди. Остаток фортификаций небольшой земляной крепости  подчетырехугольных очертаний - участок рва в юго-восточной части мыса. Этот участок рва полностью разобран П.Е. Сорокиным.

Ниеншанц 1656-1703 гг. построен после русско-шведской войны 1656-1661 гг. голландским фортификатором Яном Корнилием Ван Роденбургом (Юханом фон Роденбургом) в виде правильного пятиугольника с полными бастионами на углах. Поперечник 245 м. С южной и северо-восточной сторон имелись треугольные воротные равелины. Остатки крепости представлены рвом, окружавшим площадки утраченных насыпей Старого (Гамбле), Мертвого, Карлова, Гельмфельтова бастионов и куртин. Ширина рва 15-28 м, глубина до 3-3,5 м. Стены рва облицованы кладками из нарезанных дерновых блоков, укреплены деревянными конструкциями. Доступ к ним затруднен деревянными частоколами-палисадами. Ров многократно нарушен котлованами и фундаментами корпусов Петрозавода конца XIX-XX вв.

На площадке крепости обнаружены колодезный сруб размерами 3х3 м, высотой 4 м, хозяйственное сооружение размерами 4х4 м, высотой 3 м, остатки постройки с булыжным полом и печью для плавки меди на площади 10х10 м. Эти культурные ценности нуждаются в демонтаже, реставрации и музейном экспонировании.

В состав объекта входят неисследованные участки культурного слоя в западной части крепости вдоль р. Невы (под существующей Малоохтинской наб.) с остатками Малого равелина, бастиона Гварн (Мельничный), западной стороны Гельмфельтова бастиона (231х75 м, пл. 9546  кв. м); в южной части, у шпица Большого равелина (под существующей Якорной ул.) (14х8 м, пл. 56,3 кв. м); в восточной части, у шпица Мертвого бастиона (40,3х20 м, пл. 396,4 кв. м).

Историко-культурная ценность: остатки шведских фортификаций и культурный слой характеризуют предысторию Петербурга, связанную с событиями европейской военной истории.

Современное состояние: остатки фортификаций крепости сохранились фрагментарно. Они подвергались разрушению в ходе перестроек, при военных действиях, в результате интенсивного хозяйственного освоения участка в XIX-XX вв. Надземные части фортификаций полностью уничтожены по приказу Петра I вскоре после основания Санкт-Петербурга. Площадки утраченных Старого и Мертвого бастионов,  примыкавших к ним участков куртин и стенки рва с эскарпом и контрэскарпом разобраны практически полностью. От них остались незначительные фрагменты. Площадка утраченного Карлова бастиона и ров вокруг него отличаются хорошей сохранностью и включены в предметы охраны памятника. [Приложение 11]

Вывод. Cовмещение сводных планов крепостных рвов и могильника с планами их разборок при изучении отложений периода неолита – раннего металла убедительно демонстрирует  фрагментарную сохранность археологических объектов. Сколько-нибудь целостная картина рва Ниеншанца 2-й половины XVII в. прослеживается вокруг утраченного Карлова бастиона и примыкающих участков утраченных куртин.

КГИОП не может включать в Единый государственный реестр физически несуществующие объекты.

Список приложений

1. Свод реставрационных правил. Рекомендации по проведению научно-исследовательских, изыскательских, проектных и производственных работ, направленных на сохранение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (4-я редакция) (рассмотрен и рекомендован к применению циркулярным письмом Минкультуры России от 11.01.2012 № 3-01-39/10-КЧ). Пункт 8.1.4. Музеефикация ценных археологических памятников.

2. Акт по результатам первого этапа государственной историко-культурной экспертизы «Ниеншанц» (Охта 1), Красногвардейская пл., д. 2 от 20.03.2009. КГИОП, п. 381, Н-8811 (2). Титульный лист.

3. План границ выявленного объекта культурного наследия «Ниеншанц (Охта 1) Шведская крепость 1611-1703 гг.: участки культурного слоя, грунтовый могильник» с обозначением территории завершенных археологических исследований культурного слоя и объектов средневековья и нового времени с 2006 г. по 30.12.2008 г.

4. План «Участки, на которых исследование культурного слоя полностью завершено». 30.10.2010

5. Схема территории. Неразобранные останцы литориновых отложений (без памятников неолита и раннего металла)

6. Схема территории. Средневековые рвы.

7. Схема территории. Архитектурные части фортификационных сооружений крепости Ландскрона 1300 г.

8. Схема территории. Позднесредневековый могильник.

9. Схема территории. Архитектурные части фортификационных сооружений крепости Ниеншанц 1611-1703 гг.

10. Схема территории с обозначением разрушений и разборок остатков фортификаций.

11. Схема территории с обозначением сохранившихся на 30.10.2010 фрагментов крепостных рвов.

Приложения


Адрес заметки: http://iso-museum.ru/blog/post_1371807969.html

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.

Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются: