Земля Боровская и царствующая династия Романовых

Н.П. Лошкарёва, научный сотрудник

Боровского историко-краеведческого музея.

 

(к 400-летию восшествия на престол Михаила Фёдоровича Романова)

 

***

Тяжёлым бременем стало для Русского государства Смутное время начала XVII века. Много крови пролили наши предки, отстаивая независимость Земли Русской. И сколько радости испытали россияне, когда после долгих мучительных, разорительных и голодных лет на русский престол взошёл царь свой, из соотечественников.

Произошло это после освобождения в октябре 1612 года Москвы и Кремля от войск Речи Посполитой. Очистив улицы и храмы от неверных, освободители прошли 1 ноября по Москве крестным ходом и отслужили благодарственный молебен. К концу 1612 года Совет всея земли, возникший по инициативе К. Минина и Дм. Пожарского, полностью взял под контроль столицу Русского государства. Повсеместно началось восстановление российской государственности.

Появилась возможность собрать и Земский собор для выбора царя. После обсуждения различных кандидатур в цари был намечен, а затем 21 февраля 1613 года торжественно провозглашён совсем юный Михаил Фёдорович Романов, сын патриарха Филарета (в миру боярин Фёдор Никитич Романов).

Боровское население в этом тоже приняло участие. Протопоп со всеми священно- и церковнослужителями, воевода Фёдор Бутурлин, дворяне, дети боярские и всяких чинов люди от мала до велика, прослышав о царском здоровье, обрадовались сердечною радостью и 5 марта 1613 года целовали государю царю и великому князю Михаилу Фёдоровичу всея Руси крест, причём, не дожидаясь указа свыше. После этого целовальную запись с посыльными отправили в Москву к царю Михаилу Фёдоровичу.

 

***

Надо заметить, что для населения Боровской округи Романовы были известны и ранее. Вспоминается дядя будущего царя Иван Никитич Романов по прозванию Каша, который в Боровском уезде имел несколько вотчин: сёла Красное и Карамышево. Отцу царя, патриарху Филарету, он приходился родным младшим братом. Иван Никитич успел послужить Лжедмитрию I, неоднократно участвовал в походах против И. Болотникова и воров», приверженцев Лжедмитрия II, входил и в Семибоярщину. В ходе обсуждения кандидатов на русский престол, он, как и вся боярская партия, поддерживал кандидатуру шведского принца Карла Филиппа. И когда казаки выдвинули его племянника Михаила, он ответил им довольно дерзко: «Тот есть князь Михайло Федорович еще млад и не в полне разуме». В результате, будучи одним из богатейших людей и занимая самое почётное место при дворе, Иван Никитич был полностью отстранён от государственных дел. Богатое наследство боярина Ивана Никитича, включая и боровские вотчины, перешло к его сыну Никите Ивановичу.

 

***

Молодой царь, придя к власти, стал проводить столь нужный государству учёт земельного фонда, а также населения страны. Это было необходимо для правильного определения платёжеспособности населения и проверки запутанных владельческих прав на землю. Безусловно, коснулось это и боровчан и всего Боровского уезда, которые описывали или «дозирали» в числе первых ещё в 1613 году. Материалы дозора дошли до нас, правда, не в форме дозорных книг, а в виде платёжной и приправочной книги. В них даются краткие указания на общее состояние уездного землевладения, приводятся списки землевладельцев и населённых мест, размеры пашни, угодий и сошных окладов.

Царская грамота 1618 года указывала на необходимость составления новых Жалованных грамот (на владения) взамен пропавших во время разорения для монастырей и храмов. В 1621 и 1624 годах такие грамоты были выданы Пафнутьев-Боровскому монастырю. Последующие цари рода Романовых своими указами подтверждали законность Жалованных монастырю грамот: царь Фёдор Алексеевич в 1670, цари Пётр и Иван Алексеевичи в 1684 годы. В это время монастырь владел вотчинами в 16 уездах Русского государства, в том числе Боровском и Малоярославецком.

Необходимо подчеркнуть, что Романовы на протяжении своего царствования ценили Боровск, осознавали значение его в масштабах государства и даже внешней политики. Так, например, во второй половине XVIIвека боровский наместник Василий Лихачёв по указу царя был направлен послом во Флоренцию, а боровский наместник стольник Пётр Иванович Потёмкин сперва направился послом в Испанию, потом во Францию. Причём, ни тот, ни другой в самом Боровске могли никогда и не быть.

Пётр Великий дорожил Пафнутьев-Боровским монастырём. Для него было важным, чтобы монастырь находился в боевой готовности. В его правление в монастыре сосредоточилось 40 больших и малых пушек, карабины, мушкеты, ядра, пули, порох. Примечательным во всём этом является тот факт, что монастырские колокола не пошли на переплавку всё для тех же пушек, а были сохранены в память о заслугах монастыря-крепости. А Екатерина Великая, даже по прошествии столетий поражённая подвигом воеводы князя Михаила Волконского 1610 г. в Пафнутьев-Боровском монастыре, сочла необходимым отобразить сей подвиг в гербе города Боровска. Указ об утверждении герба со славной символикой она подписала 10 марта 1777 года. Ею же в 1793 году был утверждён план реконструкции и нового строительства Боровска, ставший принципиальным в развитии города на последующие столетия.

 

***

Связывала Романовых с Боровском и незримая духовная нить. На протяжении столетий на месте, которое значилось как гноище, существовал храм (в некоторые годы – монастырь) во имя Успения Пресвятой Богородицы с приделом преподобного Михаила Малеина. Придел строился в честь тезоименитого ангела царя Михаила Фёдоровича. В 1826 году прихожане возвели новый кирпичный храм с неизменным приделом преподобного Михаила Малеина и колокольней. Во вновь отстроенной церкви сохранялись и «царственные дары». Среди них выделялась икона с изображением Благовещения Пресвятой Богородицы, четырёх евангелистов, икона с образом преподобного Михаила Малеина и святое Евангелие, напечатанное во времена патриарха Филарета Никитича с надписью: «Сию книгу пожаловал государь царь и великий князь Михаил Феодорович всея Руссии в Боровск в монастырь пречистыя Богородицы, что на гноищи лета 7144, апреля в 27 день, а подписал сию книгу приказу большого дворца дьяк Иуда Басманов».

Царь Алексей Михайлович принял деятельное участие в строительстве нового каменного храма Рождества Христова в одноимённом боровском монастыре, дав повеление о его строительстве в 1659 году и пожертвовав 100 рублей. По местному преданию, на рубеже XVII – XVIIIстолетий за стенами этого монастыря нашла своё последнее убежище одна из дочерей Алексея Михайловича царевна Марфа (во инокинях Маргарита). Она оказалась замешана в деле первой супруги царя Петра I Евдокии Фёдоровны Лопухиной и тем самым навлекла на себя гнев державного брата. Для содержания бывшей царевны была отделена даже часть сбора с крестьян Пафнутьева монастыря.

 

***

Принимали Романовы участие и в жизнедеятельности Пафнутьев-Боровского монастыря. Так, в 1636 году Михаил Фёдорович пожертвовал на «городовую каменную поделку и на кровлю» монастыря 600 рублей, а его дочь царевна Ирина Михайловна приняла самое активное участие в обустройстве придела великомученицы Ирины собора Рождества Пресвятой Богородицы, благодаря чему придел в 1651 году освятили.

Своеобразным напоминанием Романовым о Пафнутьев-Боровском монастыре служили святыни его, хранившиеся в Образной царской палате. По описи 1669 года в ней среди множества святынь, поднесённых царю или членам его семьи, хранились посох, часть клобука, башмаки и онучки Пафнутия Боровского.

Участвовал монастырь и в особых обрядах первой недели Великого поста, проходивших при царском дворе. В середине – второй половине XVIIвека в субботу, а иногда во вторник, приезжал к государю после обедни стряпчий монастыря и подносил ему и каждому члену царского семейства по хлебу, блюду капусты, кружке квасу. Всего, надо заметить, приезжали стряпчие из 35 монастырей. Может быть, поэтому воскресенье и стали называть сборным.

 

***

Сохранились довольно яркие и подробные описания посещения представителями Дома Романовых города Боровска в 1837 и 1910 годах.

В 1837 г. в Калужскую губернию с целью знакомства с Россией прибыл великий князь цесаревич Александр Николаевич. Посетив Калугу и окрестности, он 21 июля, встав в 7 часов, отправился в собор г. Калуги. Покинув Калугу, в 12 часов он прибыл в Малоярославец с целью осмотреть место сражения 1812 года. В Малоярославце Александр Николаевич посетил собор и Николаевский монастырь, где посмотрел следы от картечи. Позавтракал и в 2 часа поехал просёлочной дорогой в село Тарутино. Осмотрев позицию Тарутинского лагеря и место сражения, в 11 часов отправился на ночлег в Боровск. В Боровске, 22 июля Государь Цесаревич отслушав Божественную литургию в Благовещенском соборе, изволил осмотреть дом, служивший местом ночлега Наполеону. Для поклонения святому Пафнутию ездил в Пафнутьев-Боровский монастырь и в 9 часу вечера выехал из Боровска через Верею на Бородино.

В 1910 году 28 июля Боровск осчастливил своим посещением императорское высочество великий князь Михаил Александрович. В честь приезда особы Царствующего Дома Боровск был украшен флагам. Въезд в город со стороны Малоярославца (Калужская улица) украшала арка из цветов, зелени и флагов. Прибывшего на коне великого князя приветствовали уездный воинский начальник подполковник Демидов, городской голова П.Е. Капырин, представитель боровского старообрядчества П.Д. Головтеев, председатель правления Боровского вольнопожарного общества М.И. Санин. Каждый из них преподнёс князю хлеб с солью.

В городском Благовещенском соборе князя встретило всё местное духовенство во главе с протоиереем Преображенского храма Иоанном Жаровым. Здесь он выслушал краткое молебствие с многолетием всему Царствующему Дому, поинтересовался древностями храма и временем его строительства. В ходе беседы протоиерей Иоанн Жаров указал его высочеству на две старинные храмовые иконы – Благовещения Пресвятой Богородицы и придельную резную святого Николая Чудотворца, перед которой по преданию преклонялся после Отечественной войны 1812 года император Александр I, а также цесаревич Александр Николаевич в 1837 году. Великий князь последовал примеру своих предков и, преклонив колено, помолился у этого древнего резного образа и приложился к нему.

После городского собора он посетил дом братьев Полежаевых и дом П.Я. Санина, где располагалось офицерское собрание. Отобедав в офицерском собрании, великий князь отправился в дом купчихи М.М. Писаревой, в котором ночевал французский император Наполеон I в октябре 1812 года. При осмотре дома купчиха М.М. Писарева показала великому князю сохранявшуюся с того времени изразцовую печь с колонками, а с балкона демонстрировала живописные городские окрестности и Пафнутьев-Боровский монастырь.

Затем князь посетил вновь построенный старообрядческий храм Покрова Пресвятой Богородицы, на паперти которого, изливая слова благодарности и демонстрируя верноподданичество старообрядцев государю императору и всему Царствующему Дому, его встретил священник Афонасий Ковшов. При входе в храм князю была оказана эктения и многолетия всему Царствующему Дому, а также была подарена икона с образом преподобного Пафнутия.

По всему пути следования великого князя сопровождали клики местного населения «Ура!». Вернувшись на городскую площадь, он проехал вдоль фронта выстроившихся эскадронов Черниговского полка, стоявшего в Боровске, и при кликах «Ура!» направился по Калужской улице для выезда из Боровска.


ПРИНЦИПЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО КАТАЛОГА МУЗЕЙНОГО ФОНДА РФ

Шестаков Вячеслав Анатольевич, кандидат философских наук, Директор АНО «НИИ стандартизации музейной деятельности», Президент НП «Национальный союз экспертов», член  ИКОМ России. Тел. +7(812)7172713, +7(905)2014301.e-mail: shestakoff@iso-museum.ru

Шестаков Дмитрий Вячеславович, магистр информационных технологий, начальник отдела информационно-образовательных технологий АНО «НИИ стандартизации музейной деятельности», член  НП «Национальный союз экспертов», член  ИКОМ России. Тел. +7(812)7172713, +7(905)2714581. e-mail: frantis2000@gmail.com

Опубликовано в:  «Publishing house Education and Science s.r.o» , IČO : 271 56 877,  Frýdlanská 15/1314 , Praha 8, MS v Praze , oddíl C,vložka,  100614.  

 

ПРИНЦИПЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО КАТАЛОГА

МУЗЕЙНОГО ФОНДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК УЧЁТНОГО ДОКУМЕНТА И СПОСОБЫ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ.

Вступление.

Материал, представленный в настоящем исследовании, основан на положениях Конституции Российской Федерации, международных договорах Российской Федерации, федеральных конституционных законах, федеральных законах, актах Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации [4,5,14].

Российские музеи, практики и теоретики музейного дела на протяжении трёхсот лет выработали уникальную процедуру музеефикации культурных ценностей, которая на сегодняшний день опирается на положения российского законодательства в области культуры, вписываясь в общую тенденцию стремления большинства стран мирового сообщества сохранить культурное многообразие народов мира для потомков. При этом отечественная музейная теория и практика имеют некоторые существенные особенности, которые было бы неосторожно не учитывать, а разрушение оных неизбежно приведёт к утрате культурных ценностей, имеющих не только федеральное, но и мировое значение.

Сегодня, спустя 12 лет после принятия федерального закона «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», в стране отсутствует Государственный каталог Музейного фонда РФ, а большинство музейных предметов не имеют юридического подтверждения включения в состав Музейного фонда РФ.

Ни один музей в России не является собственником музейных предметов.Их единственная обязанность – это выявлять, учитывать, хранить, изучать и публично представлять музейные предметы.  И музеи в той или иной степени это осуществляют.

Собственник музейных предметов, чья обязанность содержать свое особо ценное имущество не только не выполняет своих обязательств, но и навязывает это музеям. Поэтому кажется неслучайным то, что в Гражданском кодексе нет упоминания ни музея, ни музейного хранения.

Понятие Музейного фонда появилось в 60-е годы XXвека[1], тем не менее Государственный каталог Музейного фонда России не создан и по сей день[2].

Руководящее указание Министра культуры РФ №967-01-44/06-АА от 21  февраля 2012 г. «В срок до 1 июня т. г. внести в Госкаталог сведения о музейных предметах и музейных коллекциях,  размещённых в электронном каталоге музея», по всей видимости, осталось не исполненным.

Настоявшее исследование ставит своей целью показать возможность оперативного построения основного учётного документа, существенной части национального богатства народов России, особо ценного государственного имущества – предметов Музейного фонда Российской Федерации, наметить пути преодоления основных проблем в существующих механизмах.

Законодательно установлено, что  Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации является учетным документом[3], содержащим основные сведения о каждом музейном предмете и каждой музейной коллекции, включенных в состав Музейного фонда Российской Федерации[ст. 10, 13]

По форме представления содержащейся информации, Государственный каталог представляет собой электронную базу данных[4], содержащую основные сведения о каждом музейном предмете и каждой музейной коллекции, включенных в состав Музейного фонда Российской Федерации [2,14; 8]

Несмотря на видимое противоречие в определении Государственного каталога Музейного фонда РФ, при прочтении терминов становится очевидным, что это документ, существующий в материальной форме, независимо от наблюдателя, форма ведения которой позволяет систематизировать информацию и осуществлять поиск с применением электронной вычислительной техники. Такую форму может иметь документ на бумажном носителе, информация, содержащаяся в котором, должным образом проверена на подлинность,  заверена уполномоченными лицами и защищена от повреждения, подмены, или уничтожения[5].

 Следует обратить внимание, на два обстоятельства:

·  учётные документы музеев, на основании которых составляется Государственный каталог это документы на бумажной основе[6];

· применение электронной подписи в сфере музейного дела не имеет под собой правовых оснований,[7] поскольку сфера музейного дела не определяется Гражданским кодексом РФ[8], который не содержит гражданско-правовых норм относительно особого оборота предметов Музейного фонда РФ.

Таким образом, Государственный каталог, это, в первую очередь, определённая информация о музейных предметах, которая содержится в страховых копиях[9]основных учётных документовмузеев России и собственников предметов, занесённых в негосударственную часть предметов Музейного фонда.

 

Эта информация может содержаться на электронных носителях, если условия её внесения, учёта, хранения и обращения позволяют гарантировать:

·  полное соответствие той информации, которая содержится в страховых копиях основных учётных документов музеев;

·  условия внесения хранения и обращения информации гарантируют её от несанкционированных изменений, хищений, частичной или полной утраты.

Во вторую очередь, дополнительной функцией, к основным учётным процедурам Государственного  каталога  является регистрация сделок с предметами Музейного фонда Российской Федерации. 

Регистрации сделки в Государственном каталоге Музейного фонда Российской Федерации предшествует переходу прав собственности. Это основное ограничение особого оборота предметов Музейного фонда России, своеобразный сервитут в отношении с собственником музейных предметов.

Вывод 1: Основные препятствия реализации Государственного каталога как основного учётного документа:

· Основная учётная документация музеев не в полной мере соответствует требованиям нормативно-правовых документов [Приказ Минкультуры СССР от 17.07.1985 N 290 "Об утверждении Инструкции по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР"];

· В основной учетной документации музеев[10] содержится информация не на все имеющиеся в музеях предметы Музейного фонда РФ;

·  Периодические попытки изменить формы основных учётных документов и способы их ведения порождают в среде музейных работников неоправданные ожидания, что записи в книгах (поступления и инвентаре), выполненных на бумажных носителях  в будущем не потребуются. В конечном итоге сведения о музейных предметах регистрируются в различных программах, не предназначенных для государственного учёта (КАМИС, НИКА, АС МУЗЕЙ[11]);

· Наблюдается некоторый терминологический дрейф: госкаталог, информационная база, электронный каталог, база данных, федеральная государственная информационная система… трудно представить, что во всех случаях имеются в виду сведения о музейных предметах, которые содержатся в основных учётных документах;

· Вносимая информация слишком опосредована и никоим образом не может считаться учётом особо ценного государственного имущества, к которому относятся предметы Музейного фонда России;

·  Приобретение различных инструментов (АСУ), имеющих прикладной характер не может полностью заменить финансирование реальных учётно-хранительских процедур[12].

Смеем предположить, что подобные административно-управленческие процедуры и в дальнейшем не позволят создать Государственный каталог Музейного фонда, ни в 2012 г., ни в будущем.

 

Формирование принципов государственного каталога

 

Настоящая статья предлагает сформировать возможные принципы оперативного наполнения Государственного каталога Музейного фонда РФ в строгом соответствии с законодательством Российской Федерации.

Совершенно недопустимо формировать наполнение Государственного каталога путем переноса сведений из любых Автоматизированных систем управления музеем.  Это действие не имеет правовой основы, поскольку сведения, которые там содержатся, не имеют прямой зависимости от сведений в основных учетных документах. Информация о музейных предметах в существующих АСУ не обладает как необходимым, так и достаточным условиями истинности[13]. Необходимым и достаточным условием истинности обладают только страховые копии основной учётной документации, но никак не сведения о их в АСУ музея.

 

Нормативные требования предельно просты:

3. Ведение Государственного каталога осуществляется Министерством культуры Российской Федерации на основе учетной документации собственников музейных предметов и музейных коллекций или музеев и других организаций, в оперативном управлении или пользовании которых находятся музейные предметы и музейные коллекции. [5]. 83. Основными юридическими документами государственного учета музейных фондов являются акты приема и акты выдачи, книги поступлений и научный инвентарь. Для характеристики музейного предмета научный инвентарь является наиболее полным документом, фиксирующим его классификацию и результаты изучения. [10]

Опираясь на данные нормативы можно утверждать, что для занесения в Госкаталог достаточно будет информации о музейном предмете или музейной коллекции, которая содержится в Инвентарной книге и Карточке научного описания.

 

Всё изложенное позволяет сделать некоторые выводы:

– В   Государственный каталог Музейного фонда РФ следует направлять только те сведения которые содержатся в основных учётных документах музея, при условии, что учётные документы соответствуют нормативным требованиям[14].

– Содержание электронной базы данных Государственного каталога Музейного фонда РФ до ее официального опубликования должно быть сверено с данными страховых копий основных учетных документов музеев независимыми экспертами (валидация).

– Основные учетные документы музеев до момента создания страховых копий, соответствующих ГОСТ Р, должны быть сертифицированы на предмет их соответствия нормативным требованиям законодательства о музеях и музейном фонде.

– Сведения о музейных предметах, содержавшиеся в электронных базах музеев должны быть сверены сотрудниками музея (верификация[15]) со сведениями о музейных предметах, которые содержатся в основных учётных  документах (КП, Инвентарь, акты поступлений–выдачи, коллекционные описи). Верификация должна сопровождать все последующие внесения сведений о музейных предметах в электронные базы данных.

– В условиях перевода музеев на систему государственного задания необходимо четкое разграничение обязанностей и полномочий Министерств культуры РФ, собственников музеев, собственников музейных предметов, музеев.

– Аутсорсинг по созданию и обслуживанию Государственного каталога Музейного фонда РФ возможен в любых сферах, кроме исполнения контрольно надзорных функций.

 

 

Перспективы оперативного внедрения государственного каталога на основе соблюдения существующего законодательства в области культуры

Основными принципами, которые могут быть положены в основу концепции Государственного каталога Музейного фонда РФ являются:

1.      Сохранение существующих музейных предметов и музейных коллекций – бесценной части национального богатства народов Российской Федерации. Обеспечение юридической защиты и физической безопасности предметов музейного фонда РФ – это главная цель Государственного каталога.

2.      Для реализации этой цели обосновано безусловное следование требованиям законодательства, а не поиск обходных путей в угоду решения ведомственных интересов, не подмена понятий, и даже не оптимизация расходов.

3.      Реализация идеи Госкаталога должна опираться на простые аппаратные решения, которые бы позволяли сохранять, как предметы, так и учётные записи о них в течении продолжительного времени, при обеспечении доступа к информации без какого либо применения специальных технических средств.

4.      Обязанности держателя Госкаталога, собственников музейных предметов и собственников музеев, музеев и подрядчиков должны быть четко разграничены и обеспечены достаточным финансированием, позволяющим реализовать возложенные на них обязанности в минимально возможные, но реальные сроки.

Безусловно целевая деятельность музея осуществляется в интересах народов России и «всего общества в целом», но ведение Госкаталога это обязанность

Министерства культуры России, поэтому неоправданно возлагать на коллективы музеев затраты на производство страховых копий, приобретение специальных программных продуктов, серверов, внесение сведений в электронные базы Госкаталога и т. п.

5.      Не следует смешивать функции ведения Госкаталога и автоматического управления особым оборотом музейных предметов. Это различные функции, которые могут быть связанными между собой, но обязательного взаимопроникновения не требуют.

6.      Внесение сведений о сотнях миллионов музейных предметов в Госкаталог невозможно без широкого привлечения тысяч музейных работников. Следует также учитывать, что в каталог вносятся не только новые пополнения, но и все принятые ранее музейные предметы. Каждый факт внесения музейных предметов в Госкаталог должен сопровождаться обязательной проверкой фактических данных. Аналогичным образом должна производиться регистрация изменений собственности на музейные предметы. Необходимость привлечения большого количества музейных специалистов (экспертов) к этому процессу доказывают элементарные расчёты. К привлекаемым специалистам музеев (экспертам) должны быть предъявлены следующие требования:

·         Квалификация не ниже, чем 3 года в должности сотрудника по учёту и хранению в музее;

·         Занятость по данному направлению с отрывом от основного места работы не более чем 40 часов в неделю;

·         Оплата не ниже чем 1 000 рублей за каждый отработанный день;

·         Дополнительное обучение по процедуре сверки информации, внесённой музеями в Госкаталог, с данными в страховых копиях музейных предметов[16].

·         Работа на минимальном удалении от постоянного места жительства.

Для соблюдения принципов независимой проверки при верификации целесообразно объединить экспертов в Экспертную коллегию Госкаталога Музейного фонда РФ. Процесс работы экспертов отражен в блок схеме  (Схема 1).

Валидацию сведений, отражённых в страховых копиях основных учётных документов музея, и соответствие сведений, занесенных в электронную базу данных музея (Схема 1), осуществляют специалисты ФЗК  музея, обеспеченные необходимым оборудованием и прошедшие специальное дополнительное обучение.

Предметы Музейного фонда РФ это особо ценное государственное имущество. Учёт, хранение, оценка и ежегодная переоценка которого это процесс ответственный, предполагающий  адекватные затраты, но исключающий фальсификацию и неточности. Организация этого процесса предполагает необходимые затраты на его осуществление и участие всех операторов, от Министерство культуры России до рядового сотрудника музея или предприятия разработчика программного обеспечения.

Заключение

Госкаталог Музейного фонда РФ это в первую очередь учётный документ особой категории ценностей, которые представляют собой очень сложную группу артефактов, часто уникальных, предметов у некоторых из которых неизвестны собственники, это предметы ограничено рыночного или не рыночного обращения. Их высокая стоимость и недостаточная физическая или юридическая охрана делает их заманчивым объектом для посягательств преступников. Утрата их может быть безвозвратной, а восполнение потерь часто невозможно. С потерей предметов мы теряем память, историческую идентификацию. Действенно функционирующий Госкаталог способен существенно снизить риски утраты физической и юридической неприкосновенности предметов Музейного фонда и восстановить цивилизованный рынок культурных ценностей в Российской Федерации.

 

 

Схема 1.

 

 

Список используемой литературы.

1.                  Борисов А.Б. Большой экономический словарь. — М.: Книжный мир, 2003. — 895 с.]

2.                  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая).  от 18.12.2006 N 230-ФЗ (ред. от 08.12.2011))

3.                  Единый российский страховой фонд документации. Страховые копии документации, являющейся национальным научным, культурным и историческим наследием. Общие требования к условиям хранения. ГОСТ Р 33.3.02-2008" (утв. Приказом Ростехрегулирования от 15.12.2008 N 407-ст

4.                  Основы законодательства Российской Федерации о культуре (утв. ВС РФ 09.10.1992 N 3612-1) (ред. от 08.05.2010,

5.                  Постановление Правительства РФ от 12.02.1998 N 179 (ред. от 08.05.2002) "Об утверждении Положений о Музейном фонде Российской Федерации, о Государственном каталоге Музейного фонда Российской Федерации, о лицензировании деятельности музеев в Российской Федерации")

6.                  Постановление Совмина СССР от 02.06.1965 N 428 "О музейном фонде Союза ССР"

7.                  Приказ Минкультуры РФ от 04.10.2011 N 960 "О порядке и сроках ввода в эксплуатацию Федеральной государственной информационной системы "Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации"

8.                  Приказ Минкультуры РФ от 22.11.2007 N 1320 (ред. от 24.12.2008) "Об утверждении Административного регламента исполнения Министерством культуры Российской Федерации государственной функции по ведению Государственного каталога Музейного фонда Российской Федерации"

9.                  Приказ Минкультуры СССР от 17.07.1985 N 290 "Об утверждении Инструкции по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР"

10.              Приказ Минкультуры СССР от 20.04.1987 N 170 "О Положении о фондово-закупочной комиссии музеев системы Министерства культуры СССР"]

11.              Репрография. Микрография. Микроформы архивных документов. Общие технические условия. ГОСТ Р 13.1.107-2005.(утв. Приказом Ростехрегулирования от 07.07.2005 N 185-ст

12.              Системы менеджмента качества. Основные положения и словарь. ГОСТ Р ИСО 9000-2008.  (утв. Приказом Ростехрегулирования от 18.12.2008 N 470-ст)]

13.              Федеральный закон от 10.01.2002 N 1-ФЗ (ред. от 08.11.2007) "Об электронной цифровой подписи"

14.              Федеральный закон от 26.05.1996 N 54-ФЗ (ред. от 23.02.2011) "О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации".

15.              Шестаков В.А., Процедура включения культурных ценностей в состав Музейного фонда РФ / В. А. Шестаков // Справочник руководителя учреждения культуры. – 2009. – № 6. – С. 79.

 

 



[1] [6]

[2] [7]

[3] Типовой первичный учетный документ— первичный учетный документ, предназначенный для оформления хозяйственных операций в организациях любой организационно-правовой формы. В состав обязательных реквизитов таких документов включены: наименование документа (формы); код формы; дата составления; место составления; содержание хозяйственной операции: количественная характеристика хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение и оформление хозяйственной операции; личные подписи лиц, совершивших операцию и их расшифровки. Примерами таких форм являются межотраслевые (межведомственные) типовые формы первичной учетной документации. В необходимых случаях в первичном документе могут быть приведены дополнительные реквизиты: номер документа, название и адрес предприятия, основание для совершения хозяйственной операции, зафиксированной документом, другие дополнительные реквизиты, определяемые характером документируемых хозяйстве иных операций[1].

[4] Базой данных является представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ).[ст. 1260, 2].

[5]15. Основные учетные документы фонда подлежат бессрочному хранению и страховому копированию. Страховые копии основных учетных документов передаются на хранение в Министерство культуры Российской Федерации [5].

[6] 101. Книга поступлений как документ охранного порядка должна быть до заполнения пронумерована, прошнурована, подписана и опечатана печатью вышестоящей организации.

107. Инвентарные книги как юридический документ музея должны быть до их заполнения пронумерованы, прошнурованы и опечатаны печатью вышестоящего учреждения, а также подписаны представителем этого учреждения [10].

[7] Правовое регулирование отношений в области использования электронной цифровой подписи осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом, Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом"Об информации, информатизации и защите информации", Федеральным законом"О связи", другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также осуществляется соглашением сторон [ст. 2, 13].

[8] Настоящий Федеральный закон определяет особенности правового положения Музейного фонда Российской Федерации, а также особенности создания и правовое положение музеев в Российской Федерации [ст. 1, 14].

Законодательство Российской Федерации о Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации состоит из Конституции Российской Федерации, Основ законодательства Российской Федерации о культуре, настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ним федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, регулирующие отношения, указанные в части первой статьи 1 настоящего Федерального закона, не могут противоречить настоящему Федеральному закону.

В случае противоречия между настоящим Федеральным законом и иным актом, принимаемым в Российской Федерации, действует настоящий Федеральный закон[ст. 2, 14].

[9]2.11.13. Страховой копией архивного документа на бумажной основе является негативная микроформа (микрофильм или микрофиша) 1-го поколения, изготовленная на фотографической галогенидосеребряной пленке соответствующего типа методом оптического фотографирования документов.

Страховой копией кинодокумента является первая совмещенная копия оригинала, изготовленная на пленке соответствующего типа методом контактной печати.

Страховой копией фотодокумента является первая копия оригинала, изготовленная на фотопленке соответствующего типа методом репродуцирования или контактной печати.

Страховой копией фонодокумента является первая копия оригинала, изготовленная современной системой записи.

Страховой копией видеодокумента является первая копия оригинала, изготовленная в формате оригинала способом видеозвукозаписи на магнитной ленте [8].

5.6. Технологию изготовления страховых копий документов определяют Росархив и Минкультуры России при участии Федерального государственного унитарного предприятия "Научно-исследовательский институт репрографии" на основе системы нормативных документов Госстандарта России, Росархива и Минкультуры России путем разработки, утверждения и введения в действие ТТР изготовления страховых копий каждого вида документов.

5.7. Одновременно с изготовлением страховых копий изготавливают комплект копий фонда пользования в порядке, устанавливаемом Росархивом и Минкультуры России[3].

[10] 83. Основными юридическими документами государственного учета музейных фондов являются акты приема и акты выдачи, книги поступлений и научный инвентарь. Для характеристики музейного предмета научный инвентарь является наиболее полным документом, фиксирующим его классификацию и результаты изучения. [9]

[11]КАМИС — комплексная автоматизированная музейная информационная система, НИКА-Музей–современная комплексная информационно-справочная система, АС «Музей-3» и АС «Музей-4» – сетевые многопользовательские системы, предназначенные для автоматизации деятельности сотрудников музеев.

[12][15]

 

[13]Информация о музейных предметах, которая содержится в электронных базах музея (ОКПiАСУ)  является необходимым и достаточным условием суждения о культурной ценности, внесённой в состав Музейного фонда РФ (ОКПi), тогда, когда ОКПiАСУявляется одновременно и необходимым условием ОКПi, и достаточным. В этом случае говорят ещё что ОКПiАСУ и ОКПiравносильны, или эквивалентны.

Для информации о предметах Музейного фонда РФ типа «предмет принадлежит классу предметов Музейного фонда РФ» такая информация ОКПiАСУ  называется критерием принадлежности классу предметов Музейного фонда РФ. Такими критериями являются сведения о предметах, внесённые в книги поступлений и инвентарные книги:

100. Все предметы, поступившие в музей на постоянное хранение, после актирования и рассмотрения на фондово-закупочной комиссии в течение месяца вносятся в книги поступлений основного или научно-вспомогательного фонда (Приложения N 9а, ). Предметы, поступившие в музей на временное хранение, регистрируются в книгевременных поступлений (Приложение N 10).

Цель книг поступлений как государственного документа охранного порядка – зарегистрировать поступивший предмет под определенным порядковым номером, который тут же проставляется на нем, и дать краткое характеризующее его описание, исключающее его подмену, а в случае утери или кражи облегчающее также розыск пропавшего предмета. Порядковый номер по книге поступлений, присвоенный данному предмету, одновременно проставляется в акте его приема в музей.

101. Книга поступлений как документ охранного порядка должна быть до заполнения пронумерована, прошнурована, подписана и опечатана печатью вышестоящей организации.

Шифр музея и порядковые номера книг поступлений сразу же проставляются на самом предмете.

107. Инвентарные книги как юридический документ музея должны быть до их заполнения пронумерованы, прошнурованы и опечатаны печатью вышестоящего учреждения, а также подписаны представителем этого учреждения.

108. Записи в инвентарной книге предшествует составление инвентарной карточки, графы которой должны соответствовать графам инвентаря (Приложение N 18). Карточка составляется научными сотрудниками музея - специалистами по данной отрасли науки и искусства. Текст описания должен предварительно, до занесения его в инвентарную книгу, визироваться зав. отделом, а также заместителем директора по научной части или главным хранителем, а при отсутствии последних - директором музея [9]

Таким образом,  информация о музейном предмете в электронных базах ОКПiАСУ может выступать необходимым и достаточным условием суждения о музейном предмете, если установлено, что ОКПiАСУКПi. Установить эквивалентность позволяет процедура верификации.

[14] Пп.100,101, 107, 108 [9]

[15] 3.8.4. ВЕРИФИКАЦИЯ (verification): подтверждение посредством представления ОБЪЕКТИВНЫХ СВИДЕТЕЛЬСТВ (3.8.1) того, что установленные ТРЕБОВАНИЯ (3.1.2) были выполнены.[12]

 

 

[16] Разработаны новые носители цифровой информации со старым названием“пленки”. Гарантированный, подтвержденный специальными испытаниями срок их хранения при нормальных условиях составляет 500 лет. Себестоимость такого хранения информации постоянна, в отличие от бесконечно растущих во времени расходов на компьютерные системы хранения. Информация записывается цветными лучами лазеров. Диаметр лучей 3,4 микрона. Иными словами, такой цифровой файл видно невооруженным глазом. Цифровая запись очень высокой плотности. Емкость одной цветной микрофиши размером 105 х 148 мм составляет 3,65 Гб, что соответствует приблизительно 200 цветным страницам формата А4. МФ.Г-А6 - микрофиша размером 105 х 148-мм на галогенидосеребряной пленке [11].

 

 


ОБЪЕКТ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ КАК ОТДЕЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН

А.Б.Шухободский

ОБЪЕКТ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ КАК ОТДЕЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

©Шухободский Александр Борисович, кандидат философских наук, заместитель директора АНО «НИИ стандартизации музейной деятельности».

Статья опубликована в журнале Общество. Среда. Развитие (Terra Humana), №4, 2011 г.

В статье продемонстрированы особенности феномена «памятник археологии» и его существенное отличие от феномена «памятник истории и культуры». На основании этого обосновывается необходимость выделения его в отдельный феномен с присущими ему специфическими признаками.

Ключевые слова: объект археологического наследия, памятник истории и культуры, объект культурного наследия, культурная ценность, культура, культурология.

 In the article are demonstrated specific features of the phenomena “archaeological monument” and it significant difference from the phenomena “historical and cultural memorial”. On the basis of that the argumentation of the necessity of designating it as separate phenomena with its own distinctive features.

Key words: item of archaeological heritage, historical and cultural memorial, item of cultural heritage, cultural value, culture, cultural studies.

 

В настоящее время памятники археологии относятся к одному из видов объектов культурного наследия (памятников истории и культуры). В то же время в законодательстве, регулирующем отношения касательно культурных ценностей, постоянно приходится вводить отдельные пункты, касательно объектов археологического наследия, что косвенно свидетельствует об их не тождественности другим объектам культурного наследия. Это требует отдельного рассмотрения особенностей феномена памятник археологии.

Исследуя объекты археологического наследия, следует их рассматривать как с формальной и юридической стороны, так и с точки зрения их восприятия обществом и/или отдельными индивидуумами. Другими словами  необходим анализ данного феномена в качестве артефакта имеющего как чисто физические свойства, так и мифологическую составляющую, так как объект археологического наследия, как явление воспринимаемое обществом, зачастую представляется обладателем и того и другого одновременно. Не будучи более древней наукой, чем история, археология позволила во многом изменить представления о прошлом и не только в неписьменной истории, но и в установлении более вероятного представления о событиях, до того описанных их свидетелями или великими историками, которые, как при написании любым автором мемуаров, никогда не были беспристрастными.

При рассмотрении статуса феномена «памятник истории и культуры» в Законе РФ от 25 июня 2002 года №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее Закон об ОКН) особо выделяются «объекты археологического наследия» [7,Ст.3]. Это связано с тем, что они являются объектами культурного наследия особого рода. Они и связанные с ними предметы материальной культуры относятся к отдельной категории. Как и другие «памятники истории и культуры», памятники археологии могут быть представлены в виде отдельных объектов, ансамблей и достопримечательных мест. В тоже время объекты археологического наследия обладают рядом особенностей выделяющих их из ряда других объектов культурного наследия. Таквсе памятники археологии по историко-культурной ценности относятся к объектам федерального значения и одновременно признаются неотъемлемой частью всемирного культурного наследия и получают статус выявленных объектов культурного наследия со дня их обнаружения [10].

Рассматривая отличия памятников археологии от памятников истории и культуры, необходимо рассмотреть присущие им отличительные признаки.

Первый отличительный признак объекта археологического наследия – это то, что, несмотря на прямое положение Закона о том, что объекты культурного наследия являются недвижимым имуществом[7,Ст.3], объекты археологического наследия могут быть как недвижимыми, так и движимыми культурными ценностями, что выделяет их в совершенно особую группу памятников истории и культуры.При этом в основном движимые археологические ценности обнаруживаются при раскопках на недвижимых объектах археологического наследия[14,с.124].

Второй признак заключается в том, что в отличие от неотъемлемых декоративно‑прикладных предметов, живописи и скульптуры, неразрывно связанных с памятником истории и культуры  и остающихся в нём, движимые объекты археологического наследия изымаются из раскопа. В течение трех лет со дня выполнения археологических работ все обнаруженные культурные ценности (включая антропогенные, антропологические, палеозоологические, палеоботанические и иные объекты, имеющие историко-культурную ценность) должны быть переданы на постоянное хранение в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации. Таким образом, относительно объектов археологического наследия, в отличие от других объектов культурного наследия, вопрос музеефикации движимых культурных ценностей оказывается законодательно закрепленным.

   Третье – в отличие от целенаправленной работы, проводимой для выявления новых «памятников истории и культуры», с целью их охраны и сохранения в местах их расположения, в отношении объектов археологического наследия  допускаются только в исключительных случаях спасательные археологические полевые работы, с полным или частичным изъятием археологических находок из раскопов. То есть систематическая работа по выявлению памятников археологии согласно Закону об ОКН вестись не должна. Это резко сузило возможность проведения научного изучения памятников археологии, сведя все возможности исключительно к мерам по сохранению данных объектов при проведении строительных и иных земляных  работ, и не возможности проведения других исследований. Такое ограничение, несомненно, является ошибочным относительно данного феномена имеющего многолетнюю историю чисто научных раскопок, чрезвычайно расширивших представления о мировой истории и позволившего уточнить хронологию исторических и доисторических событий. И в этом случае можно не согласиться с Зигмундом Фрейдом, который говорил «археологические интересы вполне похвальны, но раскопок не производят, если этим подрываются жилища живых людей, так, что жилища эти обрушиваются и под своими развалинами погребают людей» [17,с.158].

Четвертый признак это то, что зачастую экономическая ценность объектов археологического наследия может быть значительно ниже ценности других культурных ценностей в силу того, что археологическими ценностями признаются любые свидетельства существования прошлых поколений, так как они несут информацию научного и исторического характера. Таким образом они могут представлять интерес только для исследователей, дополняя картину событий далекого прошлого, не имея ценности как произведения искусства.

  Пятый – «полевые археологические исследования (раскопки и разведки) могут производиться лишь в научных, охранных и учетных целях специализированными научными и научно-реставрационными учреждениями, высшими учебными заведениями, музеями и государственными органами охраны памятников истории и культуры» [11]. Причём работы по выявлению и изучению объектов археологического наследия проводятся на основании, выдаваемого сроком не более чем на один год разрешения (открытого листа) на право проведения определенного вида таких работ. Открытый лист выдаётся не учреждению, а конкретному исследователю, обладающему соответствующей подготовкой и квалификацией. Отчет об археологических полевых работах и вся полевая документация в течение трех лет со дня окончания срока действия открытого листа подлежат передаче на хранение в Архивный фонд РФ согласно Федеральному закону от 22 октября 2004 года №125-ФЗ "Об архивном деле в Российской Федерации" [8].

Шестой признак - Пунктом 3 Статьи 49 Закона об ОКН устанавливается, что памятник археологии находится исключительно в государственной собственности [7,Ст.49], и Пункт 1 Статьи 50 закрепляет невозможность отчуждения объекта археологического наследия из государственной собственности [7,Ст.50].Кроме того, земельные участки или участки водного объекта, в пределах которых находятся памятники археологии, ограничены в обороте – согласно Земельного кодекса РФ ( далее ЗК РФ) они не предоставляются в частную собственность [9,Ст.27].

Специфическим является и то, что памятник археологии и земельный участок или участок водного объекта, в пределах которого он располагается, находятся в гражданском обороте раздельно [7,Ст.49]. При этомземельные участки или участки водного объекта в границах объекта археологического наследия согласно статье 99 ЗК РФ относятся к землям историко-культурного назначения [9,Ст.99], правовой режим на которых регулируется Законом об ОКН, ЗК РФ и Федеральным законом Российской Федерации «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» [5].

  В пределах земель историко‑культурного назначения вводится особый правовой режим использования земель, запрещающий деятельность, несовместимую с основным назначением этих земель, в случае с объектом археологического наследия основное назначение это  его сохранение и использование. На землях историко-культурного назначения, в том числе землях памятников археологии, подлежащих исследованию и консервации, согласно ЗК РФ  может быть запрещена любая хозяйственная деятельность. В соответствии со ст. 79; 94; ст.99 данного Кодекса земли историко-культурного назначения в случае использования их не по целевому назначению могут быть изъяты у землепользователя. 

Специфическим является и то, что объекты археологического наследия являются комплексными памятниками, сочетающими в себе черты природных и историко-культурных объектов. В связи с этим вопросы их охраны рассматриваются во многих законодательных актах. Весьма обширный раздел содержится в Градостроительном Кодексе Российской Федерации [3,Ст.1,2,3,6,11,12,20,28,29]. «....В поселениях и на территориях, имеющих памятники истории и культуры, в том, числе памятники археологии..., в пределах которых запрещается или ограничивается градостроительная, хозяйственная или иная деятельность, причиняющая вред объектам историко-культурного наследия» [3,Ст.12]. Относительно природных объектов вопросы их охраны рассматриваются в природоохранном законодательстве [6]. В связи с тем, что археологические памятники расположены на поверхности и в почвенном слое современных земельных угодий, вопросы охраны археологических памятников рассматриваются в земельном законодательстве[9]. Археологические памятники, залегающие ниже современного почвенного слоя, т.е. в недрах, подпадают под действие Закона РФ "О недрах"[4].

Учитывая огромную научную и культурную ценность памятников археологии, а так же то обстоятельство, что хозяйственная деятельность и строительство могут нанести памятникам существенный урон, законодательство предусматривает ряд специальных мер по обеспечению их сохранности при строительных работах.

  Законом об ОКН особенности проектирования и проведения землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ осуществляется только при наличии заключения историко-культурной экспертизы об отсутствии на территории, подлежащей освоению, объектов культурного наследия. В случае обнаружения объектов археологического наследия на территории, подлежащей освоению, в проекты проведения таких работ должны быть внесены разделы об обеспечении сохранности обнаруженных объектов [6,Ст.40-44,47;12,п.40;7,Ст.36-37]. Законом об ОКН  запрещается такое использование земельного участка с объектами археологического наследия, которое может ухудшить их состояние или нанести вред окружающей историко-культурной среде [12,п.79;7,Ст.52]. Органы охраны объектов культурного наследия имеют право приостанавливать строительные или иные работы, если в ходе их проведения возникает угроза существованию объекту археологического наследия или не соблюдаются предусмотренные законодательством меры по обеспечению его сохранности. За нарушения законодательства относительно памятников археологии возможны уголовная, административная и иная юридическая ответственности. Лица, причинившие вред объекту культурного наследия, обязаны также возместить стоимость мероприятий, необходимых для его сохранения, что не освобождает данных лиц от административной и уголовной ответственности, предусмотренной за совершение таких действий [7, Ст.61; 9, Ст.74; 16, Ст.243].

Существенным отличием памятника археологии от феномена других памятников истории и культуры является то,  каким образом обеспечивается сохранность объектов археологического наследия. Отечественная и зарубежная практика использует следующие формы и варианты обеспечения сохранности памятников археологии в зонах проведения строительных и иных земляных работ. А именно:

а) Полное научное исследование археологических памятников, целостность которых может быть нарушена в ходе строительства. Такое исследование включает: выявление памятников путем археологических разведок на местности; стационарные археологические раскопки памятников, которые ведутся, как правило, вручную с соблюдением определенной методики, с фиксацией всех особенностей памятника и находящихся на нем остатков сооружений, погребений и т.п.; камеральную обработку полученных при разведках и раскопках вещевых и иных материалов, их консервацию и реставрацию, проведение необходимых специальных анализов, научное описание материалов и т.п.; составление научной отчетности о полевых и камеральных исследованиях; передачу материалов полевых работ на постоянное хранение в музеи и другие государственные хранилища. Научное исследование является наиболее распространенной и универсальной формой обеспечения сохранности памятников археологии в зонах строительных работ.

б) Вынос (эвакуация) памятников за пределы зон затопления или проведения строительных работ. Относительно тех объектов археологического наследия, которые относятся к недвижимым памятникам истории и культуры, эта форма обеспечения сохранности может быть применена в очень ограниченной степени и относится, как правило, лишь к отдельным элементам памятников (отдельные архитектурные детали, гробницы, наскальные рисунки и т.п.).

в) Создание защитных сооружений, ограничивающих вредное воздействие проектируемых объектов на археологические памятники. Может рекомендоваться при строительстве крупных водохранилищ и только в отношении наиболее ценных памятников, так как стоимость создания защитных устройств, как правило, бывает выше стоимости полного научного исследования памятников. В то же время в последнее время появилась тенденция к созданию демонстративных площадок при реставрации зданий и сооружений, позволяющих составить представление об истории объекта путем консервации отдельных элементов археологических памятников на месте их находок под остеклением высокой прочности [2].

г) Исключение площадей археологических памятников из зон проведения строительных работ или зон затопления (например - изменение трасс газо- и нефтепроводов, с тем, чтобы они не затрагивали археологические памятники, изменение местоположения отдельных сооружений и т.п.). Может рекомендоваться лишь при наличии технической возможности такого исключения.

Специфическим дополняющим методом обеспечения сохранности археологических памятников в зонах строительства является археологический надзор.  Проведение специалистами-археологами этого комплекса мер охраны памятников в зонах строительных работ обеспечивает, как показывает практика, оптимальное решение следующих задач:

а) Контроль за соблюдением всех норм действующего законодательства по охране памятников истории и культуры на территории строительства.

б) Контроль за полнотой и качеством выполнения мероприятий по охране конкретного объекта археологического наследия.

в) Мониторинг археологической ситуации на всей территории строительства в процессе строительно-монтажных работ.

г) Оценка общих результатов охранных археологических работ с точки зрения прогнозирования археологической ситуации на сопредельной территории.

Продемонстрировав, что памятники археологии существенно отличаются от других объектов культурного наследия необходимо выделить в отдельный феномен объекты археологического наследия, так как они носят двойственный характер движимости и недвижимости. Их правовой статус должен быть определен специальным отдельным законодательством. Причем, недвижимые памятники археологии должны иметь статус памятников истории и культуры (объектов культурного наследия), а движимые   музеефицированы, как движимые культурные ценности изъяты из раскопов, и иметь статус музейных предметов. 

Множество проблем вызывает то, что при приобретении или аренде памятника лицо, осуществляющее сделку, не имеет представления о необходимости, а тем более стоимости проведения спасательных археологических работ. В связи с чем собственниками и арендаторами постоянно предпринимаются попытки по уничтожению памятников археологии во избежание дополнительных затрат [1,с.16]. Этот вопрос должен быть решен на государственном и муниципальном уровне.

Другим, не решенным вопросом, является то, что после проведения полнопрофильных археологических раскопок, когда в земле на участке не остается никаких культурных ценностей и участок полностью изучен с археологической точки зрения, он не выводится из списка археологических объектов культурного наследия. На самом деле он перестает быть таковым и является только меткой (реперной точкой), где объект археологического наследия находился до проведения археологических работ.

В этой связи, после проведения полного комплекса археологических работ и изъятия всех культурных ценностей из раскопа и в случае отсутствия на конкретном участке недвижимых памятников археологии, данный  участок должен быть выведен из реестра объектов археологического наследия как памятник истории и культуры и получить в реестре статус полностью изученного объекта археологического наследия со снятием всех обременений с данного участка.

Кроме  того, во избежание утрат объектов археологического наследия,земельный участок, имеющий потенциальную археологическую ценность, предназначенный для возведения зданий и сооружений, требующих внедрения в слой почвы, не может отчуждаться или передаваться под строительство и для проведения иных земляных работ ни государственными органами, ни муниципалитетами, без предварительного проведения аварийно – спасательных археологических работ. Стоимость этих работ впоследствии добавляется к стоимости продажи или аренды этого земельного участка. Аналогичная норма должна быть законодательно закреплена при проведении ремонтных и прочих разрешенных работ на таких земельных участках.

Постоянно обостряющейся проблемой является «черная археология», то есть проведение незаконных раскопок. Наибольшая опасность  заключается не столько в том, что извлекаемые культурные ценности попадают на черный рынок, а в том, что наносится непоправимый ущерб археологическому наследию России, а, следовательно, и всему мировому культурному наследию. В результате действий «черных археологов» происходит утрата контекстного восприятия артефакта, из-за изъятия объекта археологического наследия из его естественной среды и утраты содержащейся в существовавшей системе исторической информации [15], теряется связь между прошлым и будущим. В связи с ростом интереса к культуре и истории, наряду с познавательной составляющей  сформировалась и коммерческая, выражающаяся в устойчивом спросе на археологические артефакты. Из-за отсутствия развитого рынка торговли культурными ценностями в России эта деятельность носит криминальный характер и получила чрезвычайно широкое развитие.

В связи с развитием Интернета доступность ранее закрытой информации о возможном месторасположении объектов археологического наследия и наличие современного оборудования (металлоискатели), позволяющего обнаруживать культурные ценности на глубине до двух метров, превратило данную деятельность в крупный незаконный бизнес. Данный вопрос требует жесткого  юридического решения, в противном случае культурному наследию будет нанесён огромный ущерб. В частности, нельзя не согласиться, с предложением Т.Р. Сабитова включить в УК РФ статью «Незаконное завладение культурными ценностями, не имеющими собственника, или собственник которых неизвестен» [13,с.12]. Описанное нами криминальное явление также является спецификой объектов археологического наследия. Оно не характерно для других памятников истории и культуры, так как изъятие из объектов культурного наследия предметов декоративно-прикладного искусства, живописи или скульптуры является обычной кражей, в то время как проведение незаконных раскопок носит намного более сложный правовой характер.

Необходимо отметить и ту особенность памятников археологии, что их восприятие обществом зачастую носит абстрактный или мифологический характер. Например, Троя воспринимается больше в связи с Генрихом Шлиманом или кинофильмом, нежели с самим городом, более того, что на самом деле, хотя большинство ученых придерживаются того мнения, что Шлиман нашёл именно Трою, полной гарантии идентификации данного города с мифологической Троей Гомера не существует. Тутанхамон воспринимается как находка Говардом Картером его, не разграбленной гробницы, а не как  фараон Нового царства. В музеях представляются артефакты, такие как Довмонтов меч в Пскове, которые не имеют отношения к Довмонту, так как созданы на 200-300 лет позже и т.д.

Подводя итог рассмотрению объектов археологического наследия ещё раз важно отметить, что всесторонний анализ показал, что памятники археологии являются отдельным феноменом в системе традирования культуры и должны рассматриваться как отдельное явление в области наследования и сбережения культурной идентичности.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вишневский Б.Вертать историю назад // «Новая газета». № 19. 2011. 24 марта. С. 16.

2. Голубкова М.Изборск себя ещё покажет // Российская газета. № 261 (5340) от 18 ноября 2010 г.

3. Градостроительный Кодекс РФ. – М.: Эксмо, 2009. – 192 с.

4. Закон РФ «О недрах» от 21 февраля 1992 №2395-1 // Российская газета от 05.05.1992 г.

5.     Закон РФ от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // СЗ РФ. 1997. №30. ст.3594.

6.     Закон РФ от 10 января 2002г. №7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. 2002. №32.ст.133;

7.     Закон РФ от 25 июня 2002 года №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации// СЗ РФ. 2002. №26. ст.2519.

8.     Закон РФ от 22 октября 2004 года №125-ФЗ "Об архивном деле в Российской Федерации"//СЗ РФ. 2006. № 43. ст. 4169.

9.     Земельный Кодекс Российской Федерации // Российская газета. № 211-212. 2001. 30 октября.

10. Лиханова Т.Новые тайны Литературного дома // «Новая газета». № 18 от 21.03.2011.

11. Положение о производстве археологических раскопок и разведок и об открытых листах. Утверждено Ученым советом Института археологии РАН 23 февраля 2001 г.  - М., 2001. URL:http://www.archaeology.ru/ONLINE/Documents/otkr_list.html#top/(дата обращения20.05.2011).

12.Постановление Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 года № 865 «Об утверждении Положения об охране и использовании памятников истории и культуры» // СП СССР. 1982. № 26. ст.133.

13. Сабитов Т.Р.Охрана культурных ценностей: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Омск. 2002. - С.12.

14.Сухов П.А.Археологические памятники, их охрана, учет и первичное изучение.  - М.-Л., АН СССР, 1941 – С. 124

15.  Трояновский С.За чем охотятся черные копатели. Новгородская интернет газета от 31 августа 2010 г. URL:http://vnnews.ru/actual/chernokopateli (дата обращения 20.05.2011).

16.;Уголовный Кодекс Российской Федерации. От 13.06. 1996 № 63-ФЗ.   С комментариями к последним изменениям. – М., Эксмо, 2011 – 272 с.

17.Фрейд З.Психология масс и анализ человеческого «Я»: пер. с нем.: Будущее одной иллюзии. – СПб.: Изд. Группа «Азбука-классика», 2009. – С. 158.


Прыг: 01 02 03 04 05 06